Статисты как неожиданная помеха

Во многих играх с разделением персонажей на героев и статистов порой бывает оправдано превратить статиста в дополнительную помеху для персонажа даже после того, как статиста уронили на пол откусывать воздух маленькими кусочками с видом самого больного Карлсона в этой перестрелке.
Что же можно докинуть в уравнение, чтобы игрокам почаще требовалось выбирать между гуманизмом и эффективностью?

Итак, раненые статисты валяются на полу, зажимают кровавые раны, баюкают ушибы и нечленораздельно стонут. Но с некоторой вероятностью (скажем, 6 на 1к6, 10 на 1к10, и так далее) они могут совершить некое “последнее усилие” и неприятно изменить сложившуюся обстановку. Лучше всего это “играет” пока основные персонажи сцены ещё заняты друг-дружкой. В противных случаях, чаще всего, использование подобного инструмента Мастером не более чем ненужно тормозит игру.
Но, всё же:

1. Рана только выглядит серьёзной. После того, как раненого статиста “отпустило”, тот вновь полностью боеспособен. Сюда же – любые высокотехнологичные аптечки и зелья исцеления.
2. Раненый хватает пушку с пола и суматошно разряжает её в ближайшего обидчика.
3. Раненый пытается вызвать помощь или поднять тревогу. Особенно хорошо это действует в эпоху общедоступных мобильников или приравненных к ним маготехнологий.
4. Раненый умоляет сохранить ему жизнь в обмен на секреты. Насколько он при этом врёт и злоумышляет определяет прежде всего Мастер. Лучше всего работает использование неполной правды, когда всё, что поведает такой раненый выдерживает техническую, эмоциональную либо магическую проверку доступную персонажам игроков, но “ряд мелких нюансов” делает использование подобной информации в предоставленной форме без дополнительной проверки опасным. Если у игроков нет времени и средств на такую проверку – тем лучше.
5. Раненый набирает достаточно сил, чтобы живой гирей повиснуть на ближайшем обидчике, сковав его действия как минимум на раунд (по стандартным правилам захвата из засады).
6. Раненый меняет обстановку на поле боя. Гасит свет, врубает ослепительно-яркие прожектора, выпускает животных из клеток, устраивает пожар или сброс пара из трубопроводов высокого давления…
7. Раненый саботирует действие противника. В случае драки в лаборатории – запускает физическую очистку долговременных накопителей, стреляет из личного оружия в редкий хрупкий артефакт, или простреливает что-нибудь не очень нужное главной жертве похищения – от бедра до головы.
8. Более жестокая версия предыдущего варианта – попытка запустить самоуничтожение любого типа. Это далеко не всегда реально, но в тех случаях, когда подобная возможность есть, порой стоит ей воспользоваться. Мало что бодрит сильнее, чем спешная эвакуация по рассыпающемуся на куски замку под грохот всё новых и новых взрывов.
9. Раненый хочет предложить выкуп. С одной стороны, это пусть и скромный, но лёгкий сторонний приработок. С другой – раненого теперь следует перевязать и эвакуировать!
10. Раненый бомбардирует обидчиков мусором и доступным ему импровизированным метательным оружием. Это не более чем помеха, но она даёт мелкий штраф на действия обидчика, пока у раненого есть подобная возможность. Особенно хорошо это работает в тех случаях, когда обидчик связан дуэлью и не может отвлекаться.
11. Раненый пытается трясти своими полезными знакомствами, роднёй и связями. Только Мастер знает, насколько это так, у непосредственных обидчиков статиста возможности быстрой проверки его слов нет. Особенно хорошо это работает в кампаниях с богатой политической жизнью.
12. Раненый пытается обезоружить своего обидчика. Лучше всего работает в момент занятости того боем.
13. Дикие вопли раненого просто не могут не привлечь постороннее внимание.
14. Ранение пробуждает латентные паранормальные способности любого типа. В относительно реалистичных сеттингах – ган-фу, преимущественно с площадными эффектами поражения (самый вырожденный из которых – автоматическая стрельба на подавление). В магических и шаровую молнию в спину можно схлопотать.
15. У раненого появляется возможность затаиться и провести неожиданную атаку из засады, пусть и по стандартным правилам скрытности и последующей засадной атаки.
16. У раненого была собственная “тревожная кнопка” любого типа, и о проблеме автоматически узнали как минимум его телохранители.
17. Раненый пытается брызгать своей кровью в обидчиков, хохочет, кричит, что у него подтверждённый статус разносчика пиздецомы, и теперь им кранты! Поскольку много крови для заражения не требуется, попытки уклоняться от подобных атак получают довольно большой штраф. Без дорогостоящего лечения пиздецома довольно быстро (за недели) убьёт обидчика.
18. Раненый успевает доползти в защищённую комнату на пути обидчиков и там успешно забаррикадироваться, после чего не только не пускает их дальше, но и пытается активно привлечь внимание охраны и поднять тревогу. Он пойдёт на всё, чтобы спастись, но при этом постарается максимально насолить обидчикам.
19. Реальный статус раненого куда выше, чем казалось обидчикам, и теперь на объекте рейда гарантировано сменился уровень безопасности – на более жёсткий.
20. Раненый знает кого-то из обидчиков. Через родню, друзей, как-то ещё, но уже знает – и подтвердил вслух.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: