Nomicon

Книга тайненького знаньица Маккавити и Доктора Бен Вэя, спасённая из кэша интернетов. (С) Маккавити и Доктор Бен Вэй, в данной форме первая датировка текста – 14 мая 2002 года.

Необходимый комментарий от автора: на Готике 2000 года в Екатеринбурге я должен был быть вариантом Темного Учителя. Соответственно, требовалось некое абсолютно безумное и неправильное Тайное Знание, ужасная книга в спецхране университетской библиотеки, чтение которой почти опасно для жизни и точно для крыши. Вот, собственно эта книга. Ее мнение точно не совпадает с мнением авторов (в написании мне отчасти помогал Доктор Бен Вэй), хотя совместить Фому Аквинского и психоанализ с поклонением мировому “Оно” было забавно.

Nomicon

Древним-древним, ужасным-ужасным, запретным-запретным является это Знание. Оно – то, что разрушает крыши домов, губит земли, творя в них дыры, от него сворачиваются члены, а собак порождает безумие. У тех, кто прочел меж строк – кровь хлещет из глаз. У тех, кто подслушал –изнутри разорвались уши, и слышат они только Рев, издаваемый Зверем. Кто ищет, тот всегда найдет – очень часто, совсем не то, что искал.
Не случайно заперли его меж застежек томов, писанных кровью на коже так, что не осталось в стране где писали ни змей, ни девственниц. Не случайно прячут его сейчас меж прочих знаний, как топят жемчуг в куче пшена. Не случайно ждут огонь и дыба тех, кто проронил о ней слово. Подумай, трижды подумай о том, останешься ли ты тем, кем ты есть сейчас – ибо если прочтешь хоть строчку из лежащих далее, не будет тебе более дороги обратно.
Бойтесь слов, написанных тут! Не случайно зовут ее Книгой Постыдных откровений. Китобойным гарпуном застревают они в мозгу, горпином-цикутой разъедают тело познания, подобно смертельной гангрене. Государь Дании не через это ли умер – и сын его также, посмотрев в глаза черепа. Чтобы прочесть его, Известное дело сотворил Король Выхухолей, но и мясо глазоедца-рыбы не спасло память его от пламени и ныне лишь брусника и мед служат ему пищей.

Не спасешься от доли кровавой,
Что живым предназначила твердь,
Но тащись – несравненное право
Самому выбирать свою смерть!

Не один человек писал эту книгу, не два – и не сто тридцать девять. Каждый, кто дошел до конца последней страницы – неминуемо часть себя книге уже отдал, и поток сознания его, из уст изблеванный, опыт рефлексии его – тут запечатлеться должен.

Ведай:
Изначально был Данетот, прародитель Великих Старцев. От союза его с Мани-Лилиту произошло немало героев, но были среди них Потап-Хотеп Непарнокопытный, Бегемот Некотовидный и Азазель, чьи виски седы.
Бегемот породил Гиппопотама, от которого также произошли Глубоководные, меняющие облик, спящие до срока на дне. Вздымаясь, принимают они облик ледяных гор – и горе тогда титанам, коих утягивают они под воду!
Гиппопотам породил Бафомета, Ас-Воода и Недосаафа, летающих, ядовитых, коварных – у потомков их три зрачка смотрят вовнутрь и четыре – вовне, и нет спасения от Палящего взора, что выжигает мысли у покушавших рыбки.
Бафомет породил Ихтиогабала, шестикрылого, являющегося пророкам – того, кто пожирает их языки и сердца, указующего дорогу К-Туле, поражающего четвертой буквой.
Ихтиогабал, как говорят, породил Гешуб-Ниггурата, о котором даже если говорить много, учитель расскажет куда как подробнее.
Но – ни один из демонов, что описаны в абзацах выше, вовсе не имеет отношения к тому, о чем мы будем говорить далее…

Ведай:
Мир есть жизнь, что растет свободно, и три силы есть вокруг. Ты сам, Оно, что тебя питает и То, что над тобой, которое тебя сдерживает. Принцип есть суть, и каждый суть принцип.
О том, кто создал Его – бессмыслен вопрос, ибо не понять линии законов шара. Знай лишь, что род его не средний, но высочайший из высших, а цвет штанов (понеже оно б в них нуждалось) таков, что все кукушки б умерли от истощения!

Ведай:
Порожден человек по образу Его, но образ не мяса в костях, а мыслей и муки.
Порожден человек, чтобы тень – сама отбрасывала тень, и в игре теней Оно познавало бы себя.
Порожден человек для того, чтобы в малом отразилось большое, чтоб, развивая себя, он совершенствовал бы Его.

Ведай:
То, же что над тобой – отбрось, кроме шляпы, ибо ее иногда бывает полезно носить. Его же – развивай и питай, удовлетворяясь.

Ведай:
Главный закон суть закон сохранения. Желая жить, стремись сохранять свою жизнь. Свойство живого – порождать, потому три прочих вылезают из шкуры первой из мотиваций.
Меньшие же законы – суть отражения мотивов меньшего порядка.

Иные, меряющие все той мерой, что придумало Стоящее над нами, утверждают, что каждая из мотиваций имеет не имя, но сущность. Греки называли их Эрос, Танатос, Цимис и Матрикс.
Первый – Истекающий в Неге, он владыка наслаждения. Он – висящее меж ног, достигающее земли в окружении четырех рогов. Его стихия – воды , его направление – Юг , его масть – черва, его цвет – бел . Как Всадник, несет он меч, который не меч вовсе, сделанный не из железа. Имя глашатая его – Гешуб-Ниггурат, о котором учитель расскажет подробнее, ибо Сигизмунд тут не при чем.
Второй проистекает из озер яростной крови – те огненные озера находятся за каменными лесами в пустынях льда – он владыка чувства разрушения. Его стихия – пламень , его направление – Восток , его масть – пика , его цвет – ал . Как Всадник, несет он косу, и славен его труд. Имя глашатая его – Тылер-Гергоон, что варит мыло из выпущенного жира, и каждый удар по подставленной щеке есть хлопок в его честь.
Третий чахнет над златом, окруженный кольцом Дракона. Он – он владыка накопления и приумножения благ, властелин опасных взхоббитлов, чьи ноги покрыты шерстью, а носы нависают над губами. Его стихия – твердь , его направление – Запад, его масть – бубна , его цвет – темен. Как Всадник, несет он весы, на которых прокладывается курс и сравниваются драгоценности Жизни. Имя глашатая его – Ебел-Забор, в проклятой короне из сухих плюшек. Когти его – пишущие стила.
Четвертый царит над колыбелями, в скрежете восьмидесяти одной шестеренки. Носящие на глазах темное подчиняются ему, и множество людей имеет он во сне – тех, кто не последовал за зайцем цвета зимы и оракулом с черной кожей. Его стихия – вихрь , его направление – Север, его масть – трефа , его цвет – небесен . Как Всадник, несет он предмет, для которого нет еще названия. Имя глашатая его, тысячелицего, отражающегося в каждом окне – Тзимиш-Гизида , указующего на Учителя, чье имя будет с ним сходно.
Однако так видят только те, кто не прошел мистерий третьего типа. О сути их предстоит тебе еще узнать, ибо только тогда откроются тебе ритуалы по-настоящему Тайного Знания.

Внимание! Если прочитали вы до этого места, то сморило вас на некоторое время и видится вам сон….

Кажется вам, что путешествуя по заброшенному, дикому-дикому лесу, остановились вы на ночь на старой поляне. На страже стоите вы, но в середине ночи место, где они остановились , начинает окутывать густой туман, похожий на предрассветный . Чувствуете вы себя как бы в туманном кольце. Небо над головами становится чужим и незнакомым, цвет его приобретает странный стальной отблеск, звезды меняют конфигурацию, напоминая какой-то странный венец, их свет становится морозным и похожим на маленькие иголки, а в воздухе ощущается странный запах то ли перекипевшего чая, то ли веток можжевельника. Осматриваясь, замечаете, что у корней дерева неподалеку от лагеря обнаруживается странное дупло, которое вроде бы отсутствовало. Собственно, это даже не дупло, а черное отверстие, более напоминающее портал.
Туман меж тем сгущается настолько, что в нем уже почти ничего не видно. Некоторое время в тумане мелькают странные призрачные силуэты, полотна пил, конские головы, блуждающие огоньки. Дует промозглый ветерок, несший запах грибов и плесени.
Наконец огоньки, которые брезжили где-то вдали, обретают форму и приближаются. Слышно тоненькое визгливо-заунывное пение на высоких частотах. Это странное шествие или процессия. На первый взгляд фигуры в шествии не походят на человеческие. Когда шествие приближается и выходит из тумана на свет, становится понятно, что это ежики, почему-то идущие на задних лапах в хаотичном порядке странной процессии.
Передние несут девятисвечные канделябры, но почему-то без свечей. За ними тридцать пять ежиков держат в лапках подушечки из черно-красной ткани в горошек, на которых лежат золотые четвероконечные звездочки и странные круглые и зазубренные пластины, очень похожие на диски для циркулярной пилы. Восемь ежиков несут длинный черный гроб с золотой короной на крышке и странным узором по периметру. Этот узор напоминает арабскую вязь или сложное сплетение из колючей проволоки, явно являясь непонятной формой письменности. Затем следуют музыканты, инструменты которых были сделаны из крысиных костей, жил и шкурок, и толпа просто ежиков, из коих некоторые несут странные штандарты, на которых явно что-то написано. Часть ежей идет на четвереньках, и на их иголки наколоты грибы и яблоки, в которые в свою очередь воткнуты черные свечи. Эти поблескивающие огоньки, как и горящие красные глаза людей-ежиков, являются единственным источником света – костер незаметно потух.
Не обращая на вас никакого внимания, процессия движется прямо через лагерь, постепенно уходя в дупло. Стрелы или оружие проходят сквозь них как сквозь призрака. Лишь один из замыкающих шествие, уже почти скрывшись во мгле, поворачивает головку в вашу сторону и восклицает высоким надтреснутым , но замогильным голоском:
ПЕРЕДАЙТЕ КАЯКСИГВИКУ, ЧТО СТАРЫЙ СИГВИККАЯК У-УМЕР!!!

Читаем далее….

Меж микрокосмом и макрокосмом достаточно соответствий – не все лишь открыты и сформулированы. Меж тем Жизнь управляется титаническим сводом взаимопереплетающихся законов, которые можно постичь; а, постигнув – обойти или изменить. Любое событие в природе связано с другими, как предшествующими, так и последующими, и связь эту можно вывести из незначительнейшего на первый взгляд звена. Так, из существования капли теоретически можно точно установить не только существование мирового океана, но и то, что земля – круглая, то, что в будущем году подорожает пшеничная мука, и то, что жена кузнеца изменяет ему со сборщиком налогов каждую вторую субботу после обеда.
Метод сей основан не на вере, но на Знании. Можно влиять на человека, используя законы мира, как можно и влиять на мир, используя законы человека, ибо множество возвысившихся меняет его, как вода превращается в лед мгновенно. Изучение законов мира, тела и души открывает первые врата, ибо занимаясь ими, ты обретешь Знание. В мистериях ты осознаешь его как сродство мировых сил, заключенном в единстве тела и духа и слиянии микрокосма и макрокосма. А осознав, сумеешь его контролировать, изменяя в свою пользу то, что вокруг тебя путем тех законов, что пока не открыты.
Потому так скажу – есть изначально все в человеке, но не явлено, – ибо был ли бы тогда у него стимул развивать Его?

Истинно сказано, – каждая малая радость прибавляет радостей миру. Нет радостей лучше, чем радость соединения. Оттого – воистину каждый оргазм делает мир лучше, и нет важного в том, в кого излито семя, ибо дороги твои намерения, но не дела твои. Неверно думают однако и те, кто считает любовью зацикливание на двоих – это не лучше, чем смотрение в собственный глаз, отраженный в осколке зеркала. О сути любви вспомните! Воистину правдой является то, что Яблоко было Огурцом, а Голубь – Кроликом!
Покарало Оно Онана не за то, что изливал он на землю, а оттого, что делал он сие без удовольствия, в одиночку и не осмеливаясь мечтать.

Что надо, чтобы дать Ему сил – начать понимать и перестать бояться. Тот, кто был странно правдив, так толковал наставления в искусстве жить.
Наслаждайся, ибо каждый момент предназначен для того, и лучшее из наслаждений связано с порождением жизни и услаждением уда. Все прочие функции лишь помогают ей – и хотя сладостно спать одному, есть или с достоинством опорожняться, уд есть то, что пронзает мир насквозь, оплодотворяя его знанием.
Познавай, ибо не следует упускать нового знания и нового опыта, ибо анализируя его ты помогаешь Ему осознать себя. Для того существуют двери, чтобы их открывали. Проникая же сквозь дыру в ограде – чувствуй себя удом, что входит с медленной нежностью в Лоно Знания.
Ешь, ибо меньшие суть пища. Лев пожирает лань, коя щиплет траву, кошка же – мышь, тырящую зерна. Ешь, понеже съедят тебя или не сможешь ты развиваться. То же, что зовется совестью, внушило тебе стоящее над тобой. Воистину, ужель скорбишь ты о корове, покушав котлет, ужель горестна тебе судьба тех, о ком ты не знаешь?
Не думай, ибо пока ты думаешь, иные действуют. Воистину, если думаешь ты “готов или не готов”, значит – не готов, ибо уходят вопросы, если действительно имеешь право. Те же, кто будет говорить тебе о том, что не следует делать – мысли стоящего над нами. Разрушай их, игнорируй, слушай Его.
Прячься, ибо позволено тебе применять уловки ради сохранения жизни. Слово, сказанное принадлежит не тебе, но тому, кому было оно сказано. Нет смысла в бессмысленных обрядах и жестах, а потому можно без опаски повторять то, что хотят от тебе приверженные Стоящего над нами.

Тот, кто думал, что говорит, пророчествовал в шестой день: Зверь – словно ездовой конь, буйный и бешеный. Должно коня взнуздать и зажать меж ног. И неправы те, кто считает, что должно того коня запереть в дальнем дворе, а то и пуще – уморить его голодом. Тогда конь –все равно что не-конь. Раз конь есть, на нем следует ездить.

Кто угоден Ему? Человек сидящий на Звере и ведущий его вверх по лестнице. Это человек не думающий ни о чем кроме своего удовольствияпропитания/наживы – радостно желает он хлеба и кровавых или непристойных зрелищ Он совершенен, пытается убить своих врагов и использовать союзников. Ему не ведомы мораль, закон, любовь или дружба, ибо отринул он то, что стоит над нами, “превзошел человека”., отбросил все слабости и стал сам понимаешь кем.
Знайте – являетесь вы Избранными. Избранными и свободными от законов и запретов, установленных в этом мире Тем, кто стоит над нами. Эта свобода есть свобода от стандартных правил, законов, норм поведения, догм бессмысленной и устарелой веры. Знай! Познав суть Жизни, вкусив цвета Матрикса, ты сам устанавливаешь законы и не должен жить по чьим-то. Все нормы извне ограничивают Избранного, а заботиться об их соблюдении, особенно по отношению к неизбранным, есть проявление вопиющей глупости. Неизбранные суть черви, ступеньки лестницы, по которой ты восходишь к Осознании сути. Иной для вас Закон – убийство есть высвобождение души из ловушки плоти, поджог – уничтожение того, что и без того пепел по своей сути, а лишение благ разве не стимул к развитию духовного?

Высоки окна собора, но выше их ось мира, правая половинка которой уже два года как венчает собой камень, над которым летают соколы. Качается она, как икающий маятник над колодцем, двигаясь вперед-назад подобно тому, как ходит та часть человека, что посвящена ей. Материальна правая половина, левая же духовна, и где скрыта она – укажет мистерия. Тогда сама встанет у тебя левая половинка, и коснувшись ее рукой, сумеешь ты соединить их и опереться на ось, как на посох.
Сделана та ось из черного камня, чье название указует на двух людей, славящих закон сохранения жизни своими делами. Думая о ее сути, непрестанно трутся от нее медведи, стаями сбегающиеся туда из затерянной страны, где выше человеческого роста клюква и копопля. От того трения молния поражает того, кто, не имея внутреннего огня, дерзнет ее коснуться, если не замерзнет он ранее на холоде. Иные жители той страны носят под одеждой топор, каковой используют плотники. Удары сего топора обтесывают бревна для дома, в котором обитает Оно, и должно им делать зарубки после каждой мистерии. Если же наберется в конце концов золотой, брось его в реку, чтоб вернуться потом в те же воды.

Не бойся, дитя, не бойся пока! Скоро, скоро станут тебе понятны настоящие имена ужаса и извращения. Поймешь ты тогда, как привыкла ты к тому, что является чудовищным…

Есть множество способов, при помощи которых можно обрести сверхъестественное могущество. Иные требуют платы временем – и когда ты окажешься в Силе, тело твое окажется столь же старым и немощным. Иные – требуют платы разумом, ибо столь чужды пониманию человека истинные законы мира, что вместе со Знанием приходит Безумие. Иные – требуют платы телом, ибо проникая в глубь смерти или хаоса, ты становишься частью Его. Иные – требуют платы аскезой, и убивший в себе желания обретет высшие способности, но не использует их. Иные – требуют платы душой, что нельзя почувствовать, но страх лежит в том, что Потом.
Чувствуй возмущение в силах и изогнутые линии сполохов, по которым скользят твои руки. Почувствуй музыку ветров и незримые шаровые молнии, касающиеся центра твоей ладони – прикоснувшись к ним, ты оценишь не душой, но телом те законы мира, которые пока не открыты. Ибо мало знать – высшее искусство заключается даже не в том, чтобы видеть, а в том, чтобы пребывать в, полностью воплотив связь человека и макрокосма.
Отрицательный результат –есть результат. Не стоит помогать тем, кто ошибся, ибо их опыт также важен для осознания Его. И потом, если спасти их, протянув им руку – и впредь привыкнут они хвататься за нее и вместо решения своих мыслей умножишь ты чужие. Не толкай падающего, но наблюдай за усилиями – и оценивай, сколь прекрасен будет полет, а затем – алый узор на камнях.
Еще скажем так: дети рождают чудовищ, ибо велика сила детского страха. Страшитесь смотреть под темную кровать, трепеща и думая о том, что таится под пологом – ибо точно укусит! В дреме и страхе темноты мощь когтей ымах-Крагыра, не более, и в суевериях и страхе топка огненного меча существа по имени Михель. Спрашивают – сколько щупалец имеет Поедающий в пучине? Ответ – столько, сколько должно, ибо каждое из них стоит.

Тогда вопросил он – Ужель правду постигли они, истинно поклоняясь орудию пытки и казни!
Достойнейшие из них очищают прочих огнем, а иные бичуют себя, хотя и не знают истинного канона и того, из чего должны быть одежды и кнут… и стал он любить природу, и цветы, и бабочек, и пчел, пока уд его не распух и не взмолился он: воистину тропа любви не терниста, но крапивна! Понял я, где закопан ризеншнауцер, что тайно был принесен в жертву неким священником, чье имя не нуждается в огласке, написавшим на могиле палиндромон – ибо собака не суть собака, но аллегория…
Так описан способ мистической навигации во имя Гешуб-Ниггурата. Истинно – выдолбленное нечто лодка есть. И следовательно, от лона оно происходит. И должно лону стремиться к уду, каковой есть Гешуб-Ниггурат – найдет она его по воде и воздуху, наводясь как выпущенная стрела.

Не зная жары, не поймешь суть прохлады. Не познав бедности, не ведомы истинные радости сытого образа жизни. И не приблизившись к смерти, нельзя до конца понять, сколь прекрасна и удивительна Жизнь. Истинно сказано: то, чего ты не устрашился, не в силах тебе повредить. Однако перед тем, как причинять боль, следует научиться ее терпеть. Позор непробующим на себе орудия пыток. Но не стоит стремиться к смерти, ибо она прерывает процесс раньше установленного срока. Не стоит и бояться ее, ибо в ад попадает только тот, кто считает что был грешен – впрочем, и Ада нет, если не верить в него. Не стремись и убить своего противника, ибо этим не победишь его. Разрушая тело, нельзя разрушить душу и мнения – но можно освободить дух.
Не страшись и играющих на своих страхах. Рога – суть нимб, что развернули в иной геометрии, и не менее служит он тому, что стоит над нами, чем тот, в кого вставили скрещенные палки. Две стороны коридора пахнут ладаном и серой – но равно проницаемы они для возвысившегося.
Смешны те, кто режет девственниц и чертит кровью узоры, ибо нет той силы вовне, которую думают они приманить. Нет, в себе они открывают врата, чрез которые голод глаз овладевает ими, и Оно ворочается внутри. Учитель расскажет тебе о сути тех мистерий, которые надлежит пройти тебе для того, чтобы пробить головой То, что над нами.
Ощипайте ангела (непременно заточенной миской), подобно тому, как ощипываете вы курицу в третий день семидневки – что останется тогда от него, кроме скелетных крыльев? Воистину, помочившийся на благовествующий огонь обнаружит большее, чем просто запах.
На логику мира взгляните! Ужели мужчиной был тот, кто восхитил создать таковое? Истинно, истинно говорит книга, написанная на бычьем пузыре. – женщина есть вседержитель, и имя ее Аланис, что значит Веселящаяся.
Также и верно то, что черное есть белое, ибо тот, кто ходил по камням и будил спящих на четвертый день, был черен и длинен.
Думай потому, видишь ли ты то, что ты видишь – не стена ли это Матрикса? Ужели Искра Божественного Гнева обязательно имеет форму Клинка-из-Пламени? Скоро, скоро, будет явлено миру то, как в действительности выглядит это – гром сопроводит применение его, и нет преград в железе и просторе, способных от него защитить.
Иные гласят: Гешуб есть Черный, он удовлетворяет тысячу молодых, а две тысячи пожирает. Неправда это! Формы нет у него и видит его каждый так, как он к тому не готов. Потому не для него творятся действа, не во славу сидящих вовне, а для постижения таящегося внутри – ибо повторено пусть будет еще раз: Микрокосм и Макрокосм едины.

Притча о внимательности и небрезгливости, что расскажет и покажет тебе Учитель, говорит не только о ней. Это сродни выпусканию дурной крови, после которой любой перестает бояться и боли, и кровавого вида. Есть и иные способы того, как простой человек, осознав себя в мире, возвысится, так что то, что стоит над нами, станет ему непреградой.
То, что над нами, окружает тебя стенами, но нет стен – ты привык слышать что они есть и не можешь допустить и мысли о том, что проходят сквозь них твои члены. Познав себя и видя Цель, сумей не заметить стены – и пройдешь!
Над головой Стоящего над стоящими нет никого – то, что стоит над нами, он попрал, смял, отбросил, и Оно объемлет его. Тот кто сумел понять суть, обретает великую силу. Он раздвигает ткань мироздания и видит Истинные законы мира. Матрикс имеет его трижды в течение дня, он умеет летать и ведает Мастерство. Он пролетит на спине гриба на первую из звезд глаза кентавра, и четыре вавилонских башни падут под его пятой. Имя из трех букв будет написано и станет вестником нового мира.

Таковы правила восславления Тылер-Гергоона:
Первое правило – должно никому не рассказывать о сообществе сражающихся в кровь. Рассказавшему да отрежут то, что ему дороже всего на свете.
Второе правило – воистину должно никому не рассказывать о сообществе тех, кто планирует разгром, сражающихся в кровь, ибо незачем пестовать то, чему до времени положено быть скрытым
Третье правило – не должно задавать никаких вопросов, или проявлять удивление оттого, что не всегда виден Второй. Сам ты должен познать Его, так осознавая суть Жизни.
Четвертое правило – не должно во время боя надевать обувь или не оголять торс, ибо должно чувствовать кровь и землю. Иных же правил, считай ,что нет.
Пятое правило – когда чувствуешь, что не в силах – возгласи об этом. Не с противником сражаешься ты, а с собой и тем, кто стоит над нами. Потому нет нужды в неосмысленном уродстве.

В этой книге указано пять странных стишков – учитель же знает больше. Они наделены скрытым смыслом, который нельзя искать. Страшись толковать их без его дыхания сзади, иначе придет парадокс, и ужас из зеркал будет смотреть на тебя до скончания акта.

Вот первый стих, не случайно оставленный незаконченным, ибо когда будет довершен он до конца, сущностью станет описанное, и в натуре топот мертвецов услышат даже глухие.

Кровопийцев и уродов
Поведет Пупихтукак,
Перебьют они народы
Превратя весь мир бардак.
Мертвецы в лесах завыли…

Вот второй, пришедший из глубин, древностей, о том же повествующий….

“В долине слышал я рассказ…”
“В долине любят говорить.
Гляди – костер почти погас –
Где будем крыс варить?”

“Да говорят, что будто с гор…”
“Да много всякого в горах.
Ты б лучше нож травой протер –
Наводишь только страх.”

“Куда ж страшней – рога с аршин!”
“Вот-вот, и тут поразвелись.
Давай золу повороши –
Поди, ежи спеклись.”

“Да говорят тебе – слетел,
Огнем из задницы палит,
Туда, где Лысого надел,
За кратером, у плит.”

“Там Лысый, значит, сушит мох –
Он, гад, на плитах мох сушил, –
Едва со страху не издох
И кучу наложил.

Как так – рога поотрастят,
Когтищи чуть не до земли,
В железках с темени до пят,
А мразь не извели!

Когда б я эдак с гор сходил
Со страшной птицей на плече,
Живьем бы Лысого сварил
В евоной же моче!”

“Постой, рогатый, что слетел,
Он как, не бледен был с лица?”
“Да, Лысый сразу разглядел –
Навроде мертвеца.

Во рту клыки, крестом зрачки,
Глаза горят, как у кота,
Из плеч шипы, из ног крючки –
Такая страхота.”

“Бросай костер, хватай рюкзак,
Как мог я сразу не узнать!
Спустился с гор Пупихтукак,
И все должны бежать.”

Вот третий, и не меньший ли ужас описывает он?

Меж высоких дубов Зло таит древний склеп
Гробоюда живет там, что глух, нем и слеп.
Сей ужаснорожденный младенец-дебил.
Много тысяч своими зубами сгубил.

Грабоюда ужасен – он плачет в ночи,
Но от плача его в дрожь впадают личи
/врачи?/палачи?
Не берут его крест и святая вода,
Он – кранты и списец, он – звездец и беда!

Крабоюда ужасен! Кошмарен как ночь,
И никто был не в силах его превозмочь.
Ядовит, окаянен, отчаянно зол,
Но поможет в бою с ним березовый кол.

Властью жизненных сил Кробаюда сметен,
И живой круг дерев был над ним возведен –
И покуда собака берез не спалит
Гробо-юдо до срока в молчании спит.

Кто сумеет конфетку из склепа украсть,
Обретает над ним абсолютную власть.
Но раздастся тогда ужасающий крик –
Будет миру кирдык! К нам придет Проводник…

Вот четвертый, отмеченный странными словами, каковые вязнут на языке…

Три, пятнадцать, сорок пять –
Вышел чайник полетать.
Вдруг чекисты выбегают,
Прямо в чайничек стреляют:
Дзинь! Блям! Ой-ой-ой…
Улетает чайник мой
Прилетает он домой –
Оказалось, он худой!
ПШШШШШШ…..

Вот пятый, что короче, но громче прочих:

На высоком и страшном дубу
Спит Закката в хрустальном гробу
И ужасно его БУ-БУБ-БУУУУ!!!!

За стихами последуют гимны – знающий да поймет, на кого обращены они и зачем тратили кровь те, кто писал их тут. Если же не поймете – половина времени на чтение сей книги была потрачена вами зря – но зрите от руки начертанное! Тогда вероятно хоть что-то станет понятно вам.

О Даниэль, брат мой дважды! О тот, чья фамилия несет в себе суть заточенного крюка, улавливающего душу! О тот, кто меряет силу в правильных единицах! О предпоследний герой, кому отвечают за Город Ста Одного Имени не только Собаки Женского пола! О тот, кого окружает множество песен!

Во славу Тылер-Гергоона ударим! Ярость освободив, разрушай! Он – тот, кто создает громовое зелье, он бьет сам себя, чтобы Спящие проснулись, и звук рушащегося благочестия пробудил бы Его.
Сражайтесь, подобно своим предкам, и то, что сделают ваши руки, не будет под силу клинкам. Бейте, отбросив страх, ибо проливая кровь так, очиститесь.

О двое на одну букву! Из них один подобен морской птице, что всегда пролетает мимо, другой же головозад, и причастие его – кусок мяса, облитый тестом и сваренный в кипятке. Они отвращают вампиров, говоря им правильные слова. Они – не-похитители Телок, сделанных не из золота, они – сама тупость, гнусность и убогость.

Велик, велик, древен, древен, грозный бог Эктиандр. Жертву, жертву приносим мы ему, топя собак и котят и юношу, привязанного к доске. Он, властелин жидкостей, падающих на землю. Славим его в походе, желая избежать неназываемого явления природы, славим в малой нужде, изливая часть жизненных соков. Могуч он, громом меняющий ход игр, и если нет крыши над головой, должно молиться ему, разрывая пергамент с рисунком того, о ком расскажет учитель.

Нъярлатотеп грядет прыжками через горы, скользит по холмам. Он подобен многоногому Коз-злу! Он стоит у дверей ваших, взирает на окна ваши, проникает сквозь жалюзи и запоры, Рогами Славы увенчан. Нъярлатотеп отверз уста и рек: “Восстаньте, темные слуги мои, и выходите! Ибо чу!! – грядет зима, и льют холодные дожди. Цветы на земле почили, и песни птиц допеты. Черепаха лежит, зарублена. Фиговое дерево увядает, и также лоза виноградная. О, восстаньте, темные слуги мои, ибо пришел час” Нъярлатотеп стоит на страже зубов ваших. Его нечестивое блеяние подобно грому десяти тысяч байков, спускающихся с гор. Его Рога Славы увенчают достойных. Он Козел над козлами, он Мастер над мастерами…

Воистину смешно наблюдать вас, верящих всему, что написано в этой книге. Сумеете ли отделить зерна от плевел без того, в чьих руках темная власть Сита? Не стоит искать скрытое там, где нет его вовсе. Слова, писанные другим для других, не всегда раскроют двери в Вас. Сеть, что окутывает мир, пропустит все, но не решето в руках Учителя – оттого называли орден Сита также орденом Решета. Если же однако дочли вы этот текст до конца, то пора вам искать Учителя, ибо – НЕФИГ !!! Грядет, близится Пушистый Зверь, что толст, ибо полон, выползающий из моря, незаметно подкрадывающийся в холодные дождливые ночи, имеющий множество обликов, каждый из которых одинаково неприятно смертелен.

И помните – Деда Мороза нет!

Приложение – как оно связано с этим текстом, неясно, но….
Некоторые тскуи утверждают, что в силу развития новых такаи после Гцо-Гнуинг-Тара гцо каух кваи-кваи перестали быть неизбежными. Они считают, что гци-йа-гцое между н баген Ди-Церретена и н баген кваи-кваи сильнее, чем гци-йа-гцое между каухами кваи-кваи, что волосатая мышь достаточно подчинила себе другие каухи кваи-кваи для того, чтобы не допустить их гцо и ослаблять друг друга, что передовые гцви кваи-кваи достаточно научены опытом Гцо-Гнуинг-Тара, нанесшей тше всему кваи-кваи-кваи, чтобы позволить себе вновь втянуть каухи кваи-кваи в гцо, – что ввиду всего этого гцо каух кваи-кваи перестали быть неизбежными.
Эти тскуи ошибаются. Они видят внешние явления, мелькающие на поверхности, но не видят тех глубинных сил, которые, хотя и действуют пока незаметно, но все же будут определять ход событий. Внешне все будто бы обстоит “благополучно”: волосатая мышь посадила на паек вонючие рты, всепожирающего и другие каухи кваи-кваи; гоо (подводный), всепожирающий, цгуи, нга, когац, попавшие в лапы волосатой мыши, послушно выполняют веления волосатой мыши. Но было бы неправильно думать, что это “благополучие” может сохраниться, пока провялится все мясо, что эти каухи будут без конца терпеть господство и гнет волосатой мыши, что они не попытаются вырваться из ее неволи и встать на путь дзай е-е-е.
Возьмем прежде всего всепожирающего и цгуи. Несомненно, что эти каухи являются кваи-кваи-кваи. Несомненно, что дешевое гнацане и обеспеченные гхауну-тсацау имеют для них первостепенное значение. Можно ли полагать, что они без конца будут терпеть нынешнее положение, когда гцви волосатой мыши внедряются в тсума-тсума цгуи и всепожирающего, стараясь превратить их в придаток тсума-тсума волосатой мыши, когда кваи волосатой мыши захватывают гнацане и гхауну-тсацау в кадинтаа всепожирающего и цгуи и готовят таким образом хейше для ку-цна-тсгаасинг кваи-гцви всепожирающего и цгуи? Не вернее ли будет сказать, что всепожирающий и цгуи в конце концов будут вынуждены вырваться из объятий волосатой мыши и пойти на гцо с ней для того, чтобы обеспечить себе дзай е-е-е и, конечно, еще ку-цна-тсгаасинг?
Перейдем к главным каухам гна-ка-ти, к гоо (подводному) и когацу. Эти каухи влачат теперь жалкое существование в грязной подмышке кваи-кваи-кваи волосатой мыши. А ведь они были великими каухами кваи-кваи-кваи, потрясавшими основы господства волосатой мыши и вонючих ртов в Гцома, в Канца. Думать, что эти каухи не постараются вновь подняться на ноги – значит верить в Гцонцендима. Говорят, что гци-йа-гцое между Ди-Церретеном и кваи-кваи сильнее, чем гци-йа-гцое между каухами кваи-кваи. Теоретически это, конечно, верно. Это верно не только теперь, в настоящее время, это было верно также перед Гцо-Гнуинг-Тара. И это более или менее понимали кори каух кваи-кваи. И все же Гцо-Гнуинг-Тара началось не с гцо длинноносых мышей, а с гцо каух кваи-кваи. Почему? Потому, во-первых, что гцо длинноносых мышей, как каухи Ди-Церретена, опаснее для кваи-кваи, чем гцо каух кваи-кваи, ибо, если гцо каух кваи-кваи ставит только вопрос о преобладании таких-то каух кваи-кваи над другими каухами кваи-кваи, то гцо длинноносых мышей обязательно должно поставить вопрос о существовании самого кваи-кваи-кваи. Потому, во-вторых, что кваи-гцви, хотя и шумят в целях дзапп об агрессивности длинноносых мышей, сами не верят в их агрессивность. Спрашивается, какие имеются тску-тен-гхауа, что гоо и когац не поднимутся вновь на ноги, что они не попытаются вырваться из неволи волосатой мыши и зажить дзай е-е-е. Я думаю, что таких тску-тен-гхауа нет. Но из этого следует, что неизбежность гцо остается в силе.
Говорят, что выросли в настоящее время мощные силы, выступающие в защиту коротвитена, против гцо. Это неверно.
Современное движение за коротвитен имеет своей целью поднять массы гцви на борьбу за сохранение коротвитена. Следовательно, оно не преследует цели свержения кваи-кваи и установления власти Ди-Церретена. Возможно, что при известном стечении обстоятельств борьба за коротвитен развернется кое-где в борьбу за Ди-Церретена, но это будет уже не современное движение за коротвитен, а движение за свержение кваи-кваи.
Вероятнее всего, что современное движение за коротвитен в случае успеха приведет к предотвращению данного гцо, к временной его отсрочке. Это, конечно, хорошо. Даже очень хорошо. Но этого все же недостаточно для того, чтобы уничтожить неизбежность гцо. Недостаточно, так как при всех этих успехах движения в защиту коротвитена кваи-кваи-кваи все же сохраняется, остается в силе, следовательно, остается в силе также неизбежность гцо.
Чтобы устранить неизбежность гцо, нужно уничтожить кваи-кваи-кваи.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: