Свалка трансхуманизма

У нас был контакт и это было здорово.
Было. Сто лет назад.

Чужие пришли и ушли. Земля последовала. За одну человеческую жизнь технологии скакнули на столетия вперёд. Но сверх-эффективность новой экономики подорвала ресурсы планеты. Человечество стало частью галактической монокультуры. Земля снова очутилась на задворках вселенной. Её благополучие – не более чем вопрос чести нескольких межпланетных корпораций.
За пределами городов-аркологий начинается разорённая помойка. Полудикое отребье скитается по вычерпанным досуха пустошам, некогда бывшим странами и государствами. Технологические устройства не создаются, а подбираются на безбрежных свалках и приводятся в рабочее состояние. Вместо закона – деспотическая власть полевых командиров. Нищие фермеры дерутся за скот и скудные пастбища с помощью инопланетного оружия, принципов работы которого даже не понимают. Любые ценные ресурсы, которые вдруг повезёт отыскать на пустошах, немедленно оказываются под контролем вооружённых бойцов из городов-аркологий.
Большинство жителей пустошей и понятия не имеют о том, чего некогда успели достичь их предки. Жителей городов-аркологий там воспринимают как богов.
Экваториальный пояс – одна большая крепость высоких (по земным стандартам) технологий. Орбитальные лифты венчают устремлённые в космос шпили жилых массивов. Чем дальше от экватора – тем “свободнее” местная жизнь. Кое-где в почве зияют огромные дыры – некогда их пробурили, чтобы черпать энергию и ресурсы на строительство экваториальных городов прямо из расплавленной земной коры. Теперь на их месте заполненные ядовитым пеплом кратеры с целую страну размером.
Но даже в самых заброшенных уголках планеты остались почти вечные чудеса технологии. Просто сейчас они даже не могут работать в полной мере. Гигантская сверхпрочная жилая зона или торговый центр могут стоять буквально тысячелетиями – но питания лифтов и эскалаторов больше нет, и жителям приходится карабкаться по верёвочным лестницам и освещать квартиры лучинами. Антигравитационные дороги стали не более чем элементами пейзажа – возить больше некого и некуда, поэтому ими не пользуются.
Что же до жителей аркологий – они могли слышать про инопланетян. Видеть их на картинках. Знать людей, которые работают с ними. Но и только. Живого инопланетянина они не встречали. Живого разумного, во всяком случае.
А вот неразумных…
Куча народу занята ликвидацией гнёзд, выжиганием нерестилищ и охотой на одиноких крупных хищников по канализации, складам и коммунальным структурам. Говорят, что где-то там, наверху, какие-то бедные ублюдки с фасетчатыми глазами и антеннами вместо ушей объявили всепланетным бедствием земных крыс, ворон и ежей. Что ж, есть на свете и такая справедливость.
Некоторые объекты, вроде полностью роботизированных торговых центров, продолжают закрывать и открывать свои двери, включать и выключать свет и проводить остальную столь же бессмысленную в отсутствие торговли деятельность. Их разрегулированные системы теперь включают свет и открывают двери вразнобой, с потерей контакта с настоящим световым днём вокруг, а настроить цикл заново просто некому.
Более того. Мобильные роботизированные строительные комплексы могут продолжать свою работу по давно забытым планам городских обновлений под управлением безумного архитектурного компьютера. Представьте машину с несколько городских кварталов размером, населённую собственными племенами дикарей, которая временами приезжает к торговому центру, жилому кварталу или ещё какой-нибудь заселённой другими племенами постройке – и сносит её целиком, чтобы построить новую.
Некоторые племена дикарей происходят от ранних генетически улучшенных людей, так что на пустошах встречаются гиганты (бывший армейский проект), эльфы (неудачная совместная разработка модельеров и порноиндустрии) и некоторое количество иных фэнтези-рас – до потомков обнищавших инопланетных гастарбайтеров, которые занимают экологические ниши гоблинов и троллей.
И да, на Земле есть общий язык.
Галактик.
В некоторых частях системы, впрочем, продолжается добыча, производство и торговля. Не стоит недооценивать эффект дешёвой рабочей силы планет третьего мира. Но даже этот “третий мир” на столетия впереди обычного земного полдня XXIго века.
Да, не все жители аркологий могут позволить себе межпланетный перелёт, а камера для воскрешения после случайной или насильственной смерти – привилегия богачей. Но и только. Практически бессмертное в своих закрытых городах транс-человечество более чем счастливо и знать не знает, да и не желает, о бедных родственниках с пустошей.
Основная проблема Земли – с планеты ушли склонные к авантюрам и поиску нации. Элита подобного рода уже давно покинула Землю и растворилась в безбрежной галактике. Правительства-наследники, в основном из упёртых традиционалистов, продержались около полувека, а затем их похоронил кризис управления и кадров.
Экономика пришла в упадок после того, как эти люди осознали, что не сумеют управлять новой техникой даже в том случае, если у них получится её купить. Земля вернулась к нефти, пару и мускулистым носильщикам.
Сейчас некоторые земляне принципиально отвергают галактическое сообщество. Многие о нём просто не знают. А у кого-то нет средств заплатить.
Всё опять вернулось к войнам за ресурсы. Жестоким и кровавым – на пустошах. Тихим и подлым – в коридорах власти экваториального пояса. Но равно безжалостным, потому что в сравнении с Землёй, галактика – сад бесконечных наслаждений, ради которого можно пойти на любое преступление.

Быть человеком в галактическую эпоху не так уж и плохо.
Только живи где-нибудь подальше от Земли.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: