Rogue Trader: Arkadia mokushiroku (Ep. 5)

Итак, в прошлом эпизоде бравый экипаж “Аркадии” остался висеть над архивной луной с развороченным бортом и заметными потерями в наёмниках. Впрочем, когда подобные мелочи хоть кого-то останавливали?

Но для начала всё же пришлось думать о духовном. Брат Годвин решил, что момент как нельзя лучше подходит для небольшой проповеди вечных ценностей экипажу – то есть, проникновенной речи перед массовым зрелищным развлечением – публичной казнью еретиков.
Пережившие допрос члены экипажа кристального рейдера были собраны в распоротом попаданием трюме “Аркадии”, рядом с уцелевшим шлюзом. Временные заплаты и общий нежилой вид кое-как залатанного отсека придавал мероприятию заметно больше убедительности.
Речь брата Годвина прерывалась неубедительными попытками еретиков предречь экипажу гибель, но красноречие пересилило. К моменту, когда на дрова плеснули немного прометиума, все заблужденцы искренне раскаивались в своих поступках.
Брат Годвин зажёг спичку и попытался начать следующий акт зрелищного мероприятия. Спичка упала в лужу прометиума, погорела и погасла.
– Бог-Император считает их раскаяние искренним, – здраво рассудил брат Годвин. – Он дарит им быструю смерть без мучений.
И взялся за огнемёт.
Кстати, огнемёт – штука в чём-то сакральная. Этот инструмент несения веры и благоговения настолько пугает Хай-Леди Кэп, что та всеми силами пытается ограничить количество и доступность огнемётов посреди своего непосредственного окружения. Результаты проверок успешности регулярно идут ей навстречу – как в деле ограничения доступности означенных устройств, так и в изобретении новых поводов не доверять этому коварному оружию.
Впрочем, это я забегаю вперёд.

Итак, экипаж решил высадиться. Танк отловили, погрузили на челнок, взяли пару десятков наёмников и полетели в темноту и неизвестность. Центральная башня с архивом и прилегающий к ней посёлок выглядели достаточно уныло. В них кто-то успешно воевал, после чего с боем прошёл тот посёлок насквозь и взял штурмом башню.
Поскольку в свободное от кантования документов время здешние обитатели подрабатывали изготовлением статуй имперских святых, идти к башне пришлось через ряды изуродованных произведений искусства. Танк и пяток наёников оставили прикрывать вход, остальных потащили за собой.
Внутри башни оказалось пусто и тихо – сломанное оружие, стреляные гильзы, выбоины, ни одного трупа и очень много бесполезных документов самого плачевного вида. Из-за пронизывающего башню ветра они постоянно издавали тихий шум.
Очень скоро небольшой отряд оказался по щиколотку в бумаге. Самое время для коварной засады – и она таки последовала. Что-то мелкое и шустрое стремительно проскользнуло через напластования бумаги по направлению к небольшой группе офицеров.
Их спутники в этот момент были чуть в отдалении, так что помочь не могли. Да и нельзя сказать, как эта помощь могла быть расценена. Брат Годвин фатально недооценил происходящее, и для него выстрел Джейна стал попыткой ни с того ни с сего его убить. Доверительные отношения с экипажем у него и так не очень складывались, а тут – настолько явная агрессия. Брат Годвин схватился за револьвер. И в этот момент пергаментный свиток выскочил у него из-под ног и благополучно обмотал имперского миссионера. Брат Годвин оказался в плену еретического текста.
К счастью, не очень долгом. Удар Джейна распорол проклятый свиток напополам вместе с фрагментом рясы брата Годвина, после чего имперский миссионер нашёл в себе достаточно силы воли, чтобы отринуть еретические соблазны. Остатки текста сгорели буквально синим пламенем, так что из-под распадающихся клочьев очень скоро появилось одухотворённое лицо с чуточку безумными глазами навыкат и чуть более заметно пострадавшими бровями.
Не везёт экипажу “Аркадии” с огнём. То у них капитан мостик освещает живым факелом, то вот брат Годвин показывает чудеса самосожжения а то что похуже.
В этот раз “что похуже” себя ждать не заставило.
А как бы вы поступили, стоя по щиколотку в бумаге посреди огромной библиотеки еретических текстов, когда у вас есть два огнемёта имперского производства?
Вот и брат Годвин себя размышлениями не утверждал. Едва заслышав шорох новых свитков под слоем бумаги, он щедро плеснул горящим прометиумом на окружающее пространство. Несколько самых шустрых свитков совершили попытку обхода с потолка – и нарвались уже на второй огненный плевок, на этот раз от Джейна.
Вокруг на какое-то время стало крайне светло, жарко и душно. Разумеется, у офицеров есть некоторые привилегии, а вот панические крики разбегающихся наёмников слышно было даже через гул пламени.
Выгорела библиотека на удивление быстро. Но стоило героям нашей истории продолжить своё движение через облака пепла, как выяснилось, что их спутникам повезло куда меньше. Наёмники оказались замотанными в свитки. Порождения чуждой законопослушным имперским гражданам воли сделали наёмников своими марионетками.
Правда, очередь из болтера – всегда очередь из болтера, так что уцелевшие наёмники бросились отступать. Разумеется, не просто так, а с коварным умыслом, но их замысел оказался нарушен за счёт идеальной подготовки Джейна ко всяким неожиданностям. Когда один изнаёмников бросился на пол, чтобы сбить Джейна с ног, тот ухитрился наступить ему на голову и успешно продолжить свой бег под хруст сломанной шеи.
Беглецы уже оказались в пределах досягаемости, но тут коварная природа огнемётов напомнила о себе – попытка выстрела привела к тому, что Джейна хорошенько полило струёй прометиума.
Абордажник прислушался к шипению прометиума в баке, сопению брата Годвина за спиной, бряцанью оружия наёмников и сделал единственный правльный выбор.
Кинул огнемёт одному из наёмников.
Тот удивился, но огнемёт поймал. А в следующий момент брат Годвин показал, что если надо, то даже неисправный огнемёт может неплохо поджарить врагов бога-императора – если, разумеется, в наличии есть хотя бы один исправный.
Бахнуло что надо.
Путь к верхним уровням башни оказался полностью открыт.
Предваряла его роскошная галерея статуй, изменённых чуждой волей. Любое вложенное скульптором благое чувство оказалось извращено и как противоположность замыслу доведено буквально до совершенства.
Особенно притягательной оказалась конверсия непорочной девы нашей мученицы. Джейн понял, что хочет её себе в каюту. Капитан поняла, что некоторые деловые партнёры за такое дадут почти любое количество денег. Брат Годвин понял, что имеет дело с ересью.
Но было поздно.
Офицеры “Аркадии” всё же пришли в главный зал архива. Помимо батареи когитаторов, за украшала десятиметровая статуя Бога-Императора в его блеске и славе. Брат Годвин попытался испытать приличествующий случаю религиозный экстаз – и тут статуя протянула к нему руку.
Конечно же, этот жест оказался не благословением. Движимое порождением варпа изваяние просто хотело пристукнуть брата Годвина как муху. К счастью неудачно. Да и очередь из болтера тут же оторвала конечность чуть ниже локтя.
Статуя поднялась и сделала несколько шагов, но поиграть в футбол имперским миссионером ей не удалось. Брат Годвин жахнул такой экзорцизм, какого в этих краях не видали уже давно. Безрукая статуя рухнула на колени, да так и замерла без всякого подобия жизни.
Барабаны когитаторов шустренько свинтили, упаковали, да на том и покинули это негостеприимное место. Правда, статую девы прихватили как образец за собой.
Удалось даже собрать всех уцелевших наёмников. После гибели варп-конструкта они снова обрели разум и контроль над своими поступками. По дороге стало ясно, что занятной трансформации было подвергнуто вполне достаточное количество статуй вокруг башни. Далеко не все из них оказались повреждены в момент штурма, или раздавлены танком в коротком бою с охраной у подножия здания. Уцелело вполне достаточно, чтобы брат Годвин потребовал сжечь и это место и всё, что его окружает залпом с орбиты.
Хай-Леди Кэптен быстренько пересчитала масштаб прибылей от продажи столь оригинальных статуй, и решила, что если канонир старательно устроит внизу ионную бурю с небольшим аккуратным кратером на месте одной только башни, это крайне благоприятно отразится на благосостоянии торговой династии.
Брат же Годвин окончательно понял, что капитана и её офицеров пора немножко разъяснять. Предложение Джейна разъяснить вместо этого прихваченную на борт еретическую статую где-нибудь у себя в каюте стало последней каплей.
Имперский миссионер вызвал офицера-абордажника на долгий проникновенный разговор. Правда, не очень-то и успешный. Не учинять же дуэль на огнемётах в не такой уж и большой каюте?
Попытки разъяснить Хай-Леди Кэп закончились тоже не слишком удачно. Та успешно отбрехалась и от наличия ведьмовских допросных инструментов, и от множества иных сомнительных деяний.
А там и результаты осмотра когитаторов подоспели.
Как оказалось, ревизор Киль действительно успешно побывал на архивной луне – запись о прибытии его корабля осталась на одном из барабанов с второстепенной информацией. Многие куда более ценные носители данных ревизор Киль, похоже, свинтил в личное пользование.
Тем не менее, расположение Шестерни – промышленной луны, которая обеспечивала фильтрами, запчастями, а также многими другими полезными деталями все местные поселения, установить получилось достаточно точно.
Правда, и то, кого именно там скорей всего придётся встретить, сомнений не вызывало.
эти подозрения блестяще оправдались, когда с кочующего по рельсам Шестерни промышленного города в сторону челнока отработал главный калибр противокосмической обороны. Эта пушка в теории могла повредить и саму “Аркадию”, так что, можно сказать, что кораблю очень повезло в этот момент оказаться на другой стороне луны.
В силу неблагоприятных погодных условий а также капитального загаживания луны отходами производства, местная атмосфера ела за считанные часы почти любое покрытие, так что десантироваться пришлось на скорость. Флотилия челноков “Аркадии” высадила наёмников неподалёку от местоположения бродячей столицы Шестерни, один из шлюзов в основании исполинских колёсных тележек города с разгону вышибли танком, после чего наёмники в слегка дымящихся от кислотного дождя скафандрах всё же проникли внутрь.
Как оказалось, город контролировали мятежники. Немногие уцелевшие механикусы забаррикадировались в “ядре” города и заблокировали ходовой реактор и снабжение мятежных жилых блоков и производств, но вспомогательных мощностей вполне хватало, чтобы запитать системы ПВО и жизнеобеспечение. Почти четыреста наёмников с “Аркадии” тут оказались как нельзя вовремя.
Удар изнутри по техническим ходам завершился успешно, вопреки некомпетентности офицеров “Аркадии”, которая местами опасно граничила с идиотизмом. Да, кубики их крепко невзлюбили. Расплачиваться, как всегда, пришлось наёмникам.
Тем не менее, Шестерня была отбита. Выяснилось, что ревизор Киль тут побывал уже на кристальном рейдере, использовал местные ауспексы, после чего отбыл в неизвестность.
Поскольку местных систем наблюдения после ремонта и наладки вполне достаточно, чтобы наконец выяснить новую орбиту топливной станции, а также починить “Аркадию” и наладить снабжение местных поселений, было решено использовать экипаж “Аркадии” в подсобных работах и за неделю-другую починить корабль и наладить производство.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: